Памяти павших в Чечне -
                  Ярославская область

СОКОЛОВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ

(18.01.1981 — 8.05.2001)

Вот эти данные и фото были взяты с адреса https://pov-83.livejournal.com/22745.html :

СОКОЛОВ АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ
(18.01.1981 — 8.05.2001)

Многое ли может успеть сделать человек за двадцать лет своей жиз-ни? Тем более, если и эти два десятка, отпущенные судьбой, оказались такими непростыми, как у Саши Соколова. Его мама умерла, когда парню исполнилось семнадцать лет. Отец жил отдельно от семьи — в Нижнем Новгороде, — и из близких людей в родном селе Сарафоново остались у Саши и его младшего брата только бабушка с дедушкой. Они и взяли на себя заботы о подраставших внуках.
Впрочем, парни росли неизбалованные, с детства привыкли к труду, са-мостоятельности. Чуть что — друг за друга стояли горой, в обиду не давали.
— Я учила Сашу Соколова семь лет, — вспоминает классный руково-дитель и учитель биологии Галина Александровна Новикова. — В классе он был самым маленьким по возрасту, но выделялся среди своих сверст-ников умом и способностями. Учился только на «хорошо» и «отлично». Это была открытая добрая душа, он все очень близко принимал к серд-цу... С возрастом Александр, конечно, менялся — стал более сдержан-ным, но все свои лучшие качества сохранил. Например, всегда оставался очень ответственным человеком. Защищал честь школы на всех соревно-ваниях и олимпиадах. В классе он был как солнышко, как свет в окошке...
А еще Александр до самозабвения любил машины, потому и поступил в Ярославский автомеханический техникум. Диплом об окончании его получил вместе с повесткой из военкомата, и уже 21 июня друзья и родные провожали Саньку в армию. «Как внучок служить будешь? Не голодно ли?.. Саш, ты в слу-чае чего — напиши, мы посылку тебе соберем, а то совсем исхудаешь там, — беспокоилась бабушка. — Поговаривают, и дедовщина нынче в армии...»
Воинская часть № 46027, куда определили два десятка ярославских призывников, в том числе новобранца Соколова, дислоцировалась в городе Новочеркасске Ростовской области — в краяхтеплых и сытных. Вскоре от-туда в Сарафоново пришло и первое письмо с треугольным штемпелем:

«23.06.2000. Здравствуйте, бабушка, дедушка, Леха! У меня все хоро--шо. Вчера ночью привезли в часть,уложили спать, а сегодня утром накорми-ли, сводили в баню и выдали форму. Здесь тепло и красиво. Старослужащих в части пока нет, сержанты относятся к нам хорошо. Целую. Саня».
«14.07. ...Служу нормально. Здесь всю неделю стояла страшная жари-ща, только со вчерашнего дня облака закрыли небо и стало прохладно. Нас вчера возили на бахчу, мы пололи арбузы, а месяца через два поедем их со-бирать. Уже собрали черешню. Скоро созреют груши и абрикосы.
Кормят нас хорошо, почти как дома. Я не похудел ни на грамм, загорел. Мне ничего не присылайте, все есть. Отношения со всеми нормальные.
Кроме меня здесь еще 19 человек из Ярославля, 55 человек — из Мордовии и 30 — из Нижнего Новгорода. Все одного призыва. За нами закрепили машины. Будем теперь в них ковыряться, а потом начнем пома-леньку ездить, но до этого еще пара месяцев...»
Письма от Александра были немногослрвными — не мастер он пи-сать, — но сердце бабушки успокоилось. Да и бывалые односельчане, рас-сматривая присланную фотографию, где бравый рядовой Соколов запе-чатлен в камуфляже на фоне российского флага, одобрительно кивали: «Устроился Санька неплохо, а по армейским меркам, так даже и отлично!». И бабушка, наверное, в сотый раз вглядываясь в знакомые черты, согла-шалась: «Нет, не похудел внучок...»
Только на службе Александр оценил, что значит прийти на срочную, уже имея за плечами специальность. Таких, как он — трактористов и во-дителей, — в части было немного. Жаль только за рулем сидеть приходи-лось редко. И все же привыкать к казенной жизни непросто, даже несмот-ря на сытую жизнь. Солдатские будни — это проверки, наряды, учения. И хорошо, когда тебя поддерживают весточки из дома.
«29.08. Здравствуйте, бабушка, дедушка! Привет, Леха! Получил твое письмо. Ты обрадовал меня, что поступил в техникум. Молодец! У меня как обычно — служба идет потихоньку. Погода,я считаю, изменилась клучшему: прошли дожди, стало прохладнее, ветерок гуляет — почти как дома.
Сегодня пришел из наряда по столовой. Если так и дальше будет про-должаться, я поправлюсь килограммов этак на десять (шучу!).
Через три дня — 1 сентября, все пойдут учиться. Даже не верится, что мне не надо будетучиться два года. А вроде бы и охота — привык, навер-ное. Мы готовимся к московской проверке — ремонтируем машины, но ез-дим пока очень редко. Заканчиваю письмо, потому что пора строиться на вечернюю поверку, а потом с десяти до двенадцати — в патруль. Саня».
«21.12. Рад, что у вас все нормально. У меня тоже все хорошо. Сегод-ня ровно шесть месяцев, как я стал воином ВС РФ. Быстро время пролете-ло. Еще три раза по столько же — и все. Хорошо бы и оставшееся время пролетело также незаметно.

У нас сегодня выпал первый снег. Все белое, красивое. Правда, нам лишних забот прибавилось: его убирать нужно. Сейчас уже вечер. Я при-шел из наряда по столовой, и мне-то снег как раз помог. Во-первых, грязи меньше в столовую нанесли. А во-вторых, легче было доставить картошку со склада. Наш склад находится на горке. Мы набрали, как обычно, пол-ные носилки, а это примерно 130 килограммов (из них килограммов сорок весят сами носилки), и на них, как на санках, с горки поехали.
В казарме поставили елку. Как поглядишь на нее, тоска берет — дома хочется встретить праздник. Ладно, переживем! Посылку и перевод я по-лучил. Поздравляю вас всех с праздниками! Желаю здоровья, счастья, удачи и всего-всего! Саня».
Эти простые лаконичные строчки успокаивали родных, наверное, боль-ше, чем самые толстые и мудреные романы. Жив, здоров, все нормально — служба идет... А потом вдруг молчание. По нескольку раз в день заглядыва-ли в почтовый ящик — писем не было. Опять вспомнились все армейские страсти: голодает, деды обижают... 0 самом страшном думать не хотелось. Когда же сквозь прорезь наконец знакомо забелел конверт — сердце у ба-бушки почему-то забилось особенно сильно. Вроде бы радоваться надо — внук опять весть о себе подал, так чего оно колотится, сумасшедшее?!
«29.04.2001. Здравствуйте, бабушка, дедушка! Здорово, Леха! Извини-те, что долго не писал — нет времени. Да и писать нечего. Все одно и то же — езжу на КамАЗе, иногда хожу в наряды. Вот сегодня третьи сутки пошли, как стоим. Обратно в батальон не выпускают, так как погода плохая.
А вообще здоровье в порядке, кормят нормально, все хорошо. Время летит: кажется, только приехали сюда, а уже два месяца прошло. Здесь мне больше нравится. Наверное, потому, что постоянно за рулем, новые места, новые люди — скучать некогда... Заканчиваю, а то суета какая-то началась — видимо, съезжаем. Передавайте от меня приветы Мешалки-ным, бабушке Тоне, Соколовым и всем остальным. Саня».
В конце февраля рядового Александра Соколова командировали в Чечню. Это оттуда пришло в Сарафоново его письмо. Последнее. Через девять дней Саньки не стало.
Военные документы скупы на подробности и детали: «Соколов Алек-сандр Сергеевич погиб при прохождении военной службы в боевых услови-ях в Чеченской Республике. Обстоятельства гибели: смерть наступила в бо-евой обстановке 8 мая 2001 года. Закрытая тупая травма головы и груди с повреждением внутренних органов. Острая массивная кровопотеря...»
17 мая Александра Соколова похоронили в секторе погибших при исполнении служебного долга Леонтьевского кладбища в Ярославле.






Назад в общий раздел

Назад в список павших по Ярославской области